Арск-Информ
  • Рус Тат
  • Читатель нашей газеты слово сдержал

    В данной рубрике в номере газеты от 22 января я упомянул погибшего в метель Кашафа абый. После этого мне позвонил Вакиль Сунгатов со станции Арск: «Кашаф абый был родом из нашего Купербаша, недалеко от нас живет его внук Нариман абый. Если нужно, могу достать вам его номер телефона».

    Читатель нашей газеты слово сдержал. Набрал номер, который он дал, трубку взяла Каусария апа, жена Наримана абый. К сожалению, сам Нариман абый приболел. По словам его супруги, Кашаф абый в марте на лошади поехал в Тюлячи на рынок. Началась сильная метель. Лошадь Кашафа абый вернулась без хозяина… То ли на следующий день нашли его замерзшее тело. Так и появилось в народе словосочетание «метель Кашафа».

    Отец Кашафа абый Миннегали без вести пропал в Великой Отечественной войне. «Жена Кашафа абый Минзямал апа жила с нами, умерла, когда перешагнула 100-летний рубеж», – сказала Каусария апа.

    В долгие зимние вечера я беру в руки книги любимого писателя Мухаммата Магдеева. «Если не ошибаюсь, это была зима 1949 года. Моя сестра работала в Корсинской школе, расположенной в десяти километрах от нас. Когда прибыла на выходные, мама, как и обычно, собрала ей продукты на неделю: гусятину, масло, лук, лапшу… Сестра в понедельник утром отправилась на дорогу. Мела метель. Мама, проводив ее, села пить чай. И тут в масле, купленной вчера у соседки, обнаружила кусок стекла. Она заволновалась: а ведь один комок масла из двух она отдала дочери! И она… Рассказывает сестра:

    – В метель, усталая, прошла десять километров. Короткий декабрьский день. В утренних сумерках быстро отнесла вещи в квартиру и побежала в школу. В середине первого урока стучатся в дверь. Открыла – а там стоит мама. Вся в снегу, еле переводит дыхание.

    – Что случилось? – спрашиваю у нее, вся дрожа.

    – Ой, дочка, дочка, – торопливо произносит мама. Не ешь то масло! Я обнаружила в нем стекло. Пришла, чтобы сказать тебе об этом.

    Я не осмелилась прервать урок и продолжить разговор. Мама это понимала, она ушла.

    – Слышишь?! Не ешь! – сказала она.

    Во дворе бушевала декабрьская метель.

    Пишу эти строки и думаю: мама совершила обычный для матерей подвиг, на который способны лишь они. А сколько таких подвигов осталось для нас неизвестным!»

    «Там, где гнездятся журавли», 1979 год.

    Я представляю себе мать, пробиравшуюся сквозь сугробы, в сильную метель преодолевшую 20 километров, и у меня сжимается сердце, на глазах появляются слезы…

    Говоря о матерях, нельзя забывать и об отцах. Когда я учился в 8 классе, мы с отцом отправились рубить лес для сруба для дома. С нами также был Тимершаех абый, который был родом из деревни Казаклар, а жил в соседней Сарай-Чекурче.

    В те годы лесники жили в лесных кордонах. Лесник Фаухетдин показал нам деревья, которые следовало рубить.

    Мы пилили толстоствольные ели ручной пилой. Папа очищал сваленные деревья от веток. Рубка леса ручной пилой, можно сказать, одно наказание. Подустав от тяжелой работы, сели отдохнуть. Папа с Тимершаихом абый закурили. А я, чтобы не сидеть без дела, решил рубить ветки. У толстого дерева и ветки толстые, их нелегко рубить. Делаю один удар – не получается, другой – снова не получается, в третий раз и ветка летит в сторону, и топор врезается мне в колено. Смотрю: сквозь получившийся в брюках разрез видна кость, то ли от шока, крови пока не было видно, но скоро она потекла ручьем. Прибежал наблюдавший за мной отец. О рубке леса было позабыто, с целью остановить кровь, липовым лубом наложили мне жгут. На лошади поехали в родную деревню Тимершаеха абый Казаклар. Он расположен близко от леса. Всю ночь не спали. Говоря, что сахар способствует восстановлению крови, отец всю ночь приносил сахар.

    (Продолжение следует).

    Реклама

    Сейчас новости Арска и Арского района вы можете узнать и в нашем Telegram-канале

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: