Арск-Информ
  • Рус Тат
  • Самое дорогое – это жизнь

    14 февраля прошло судебное заседание по делу об убийстве Ахата Гильмутдинова из Наласы. На скамье подсудимых – его родной брат Альтаф.

     

    На заседание приехали и односельчане, болеющие за Альтафа. Они написали коллективное письмо в его защиту, которое подписали 255 человек. Я впервые оказалась в суде, где защищали не убитого, а убийцу, и просили суд смягчить приговор.

    Ни убитого, ни убийцу я лично не знаю. Впрочем, Ахата Гильмутдинова знала заочно. Он писал заметки в газету, притом очень красивым слогом. Даже не верится, что у такого человека мог быть скверный характер. Если бы не такая трагедия и не судебный процесс, я бы и сейчас была о нем хорошего мнения.

    Страшную весть мы получили 15 ноября минувшего года. Младший брат убил ножом старшего. Пенсионеры Ахат и Альтаф жили вдвоем. Семьями не обзавелись, детей нет. Ежемесячнопосле получения пенсии на 3–4 дня уходили в запой. Как говорится, язык мой – враг мой. В пьяном состоянии Ахат не мог контролировать себя, говорил все, что приходило на ум. По словам Альтафа, и в день трагедии за кухонным столом между братьями произошла ссора, Ахат сказал брату обидные слова, касающиеся его мужского достоинства. Продолжил издеваться и после того, как в своей комнате улегся на кровать. И тут Альтаф не выдержал, взял кухонный нож, вошел в комнату и ударил брата ножом. Потрясенный Альтаф прибежал к соседям и сказал: «Я, кажется, убил брата». «Кажется, убил». Надо же было напиться до такого состояния, чтобы ничего не помнить! Значит, спиртное лишило Альтафа разума!

    – Брат потребовал еще водки, денег. Я сказал, что хватит. Ему это не понравилось, он начал кричать, ругаться, издеваться. Я потерял контроль над собой. Я не хотел убивать, хотел лишь напугать. Я признаю свою вину, – сказал Альтаф на суде.

    – Они родные братья. Ахат абый был маленького роста, но я его боялась. А Альтаф абый, хотя и здоровый, страха не вызывает. Ахат абый часто ругался, из-за этого и пострадал.  А Альтаф даже курицу не резал. Они держали телят. Говорили, что во время забоя он всегда отходил в сторонку. Как за малым дитя ухаживал за матерью, слегшей после инсульта. Как-то одна из сельских женщин пригласила его попить чаю с пышками. Он отказался, но попросил одну пышку для матери, – рассказывает секретарь Наласинского сельского поселения Ильсия Салахутдинова. – Он очень ответственный человек. Следил за порядком на кладбище, причем бесплатно, ухаживал за братом. Говорят, когда брат сильно доставал его своей руганью, он часто повторял: «Ну, брат, я с собой что-нибудь да сделаю, будешь тогда знать». Вот ведь как получилось.

    – Я хорошо знаю эту семью, часто бывал у них дома. Не могу назвать их алкоголиками, я редко видел их выпившими. Дома у них всегда чисто, все в порядке. Альтаф является «Почетным донором». О покойниках не принято говорить плохо, но я не могу не высказаться. Характер у выпившего Ахата был скверным. Он сам довел брата до этого, – сказал Радиф Ахмадуллин.

    – Альтаф очень отзывчивый человек, никогда никому не отказывает в помощи. Денег за работу не берет, – сказала Альфия Гилязиева. – А Ахат был настоящим провокатором. В дни. Когда он был пьяным, сельчане запирали ворота.

    – Однажды он вошел через запертые ворота и начал выворачивать мне руку, говоря, что не надо было мне запираться, – это слова Гульбики Гайнутдиновой.

    – Я 17 лет работал у них участковым инспектором, – сказал Ильнар Зубаиров. – Общаться с Ахатом Гильмутдиновым не приходилось. Про Альтафа продавец магазина сказал, что он в последнее время часто покупал спиртное. Но скандалов не было.

    Был бы плохим человеком, то столько людей не встали бы на сторону Альтафа. Что же сказал ему брат, что заставило его брать в руки нож? Я посмотрела на подсудимого, на миг наши взгляды встретились. Он, как бы поняв мой немой вопрос, подернул плечами, словно сказал: «Я сам не знаю». Я обратила внимание вот на что: как бы не обвиняли односельчане его брата, Альтаф ни слова плохого о нем не сказал. «Я полностью признаю свою вину», –повторял он. Сельчане охарактеризовали его, как честного человека. Хотя и не произнес вслух, мне казалось, что он про себя думал: «Если даже останусь на свободе, я не смогу нести такую тяжесть на душе, лучше понести наказание». Он очень переживал, увидев сестру Диляру. Казалось, что если бы не было металлической решетки, то он выбежал и пал бы к ее ногам, моля о прощении, говоря, что она многого не знает.

    Да, труднее всего Диляре ханум. Потерять сразу двух родных тебе людей! Один из них в могиле, другого ждет неволя.

    – Я часто приезжала к ним. Убиралась дома, пекла, варила. Дома всегда было чисто, прибрано. Выпившими я их видела лишь на праздниках. Альтаф никогда не противоречил старшему брату, если даже тот говорил ему обидные слова, – рассказывала она, проливая слезы. Я понимаю, наказание неизбежно, но прошу дать ему минимальный срок.

    Судебное заседание продолжилось 19 февраля. И в этот день в зале суда было много сельчан. Все внимательно слушали прокурора. Наказание за такое преступление – до 15 лет лишения свободы. Учитывая отзывы односельчан, признание обвиняемым своей вины, просьбу сестры, непростой характер убитого, а также состояние алкогольного опьянения, он попросил суд приговорить подсудимого к 8 годам строгого режима в исправительной колонии. Зал ахнул.

     Приговор по отношению виновного будет вынесен 4 марта.

    Гульсина ЗАКИЕВА

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: