Арск-Информ
  • Рус Тат
  • В последний раз прошелся по улицам родной деревни

    Трое братьев моей матери ушли на Великую Отечественную войну. «От Альтафа абый не получили ни весточки. Замали абый написал всего одно письмо: «Наш поезд попал под бомбежку, мы, обмокшие, находимся среди камышей», – вспоминала мама.

     

     

    Киям абый вернулся без одной ноги на костылях. Долгое время пролежав в ледяной воде, получил воспаление легких. Тогда деревня Курайван называлась колхозом «Кызыл тау», где были четыре бригады. Кияма абый назначили председателем колхоза, мне приходилось пролистывать подшивки газет тех лет, колхоз «Кызыл тау» всегда был в числе передовых.

    Времена тогда суровыми. «Как-то несколько женщин принесли по охапке соломы и покрыли им погреб. Киям абый заставил вернуть солому обратно», – рассказывала мама.

    В 1947 году Киям абый умер от воспаления легких (ему тогда не было и 30 лет)…

    Когда начал работать в редакции, я попытался выяснить судьбу братьев мамы, пропавших без вести. Но безрезультатно, сейчас я понимаю, что число пропавших без вести достигало миллионов. Их родители, родные, которые так ждали вестей о них, уже покинули этот мир. Их дети уже в пожилом возрасте. Но душа никак не хочет смириться с тем, что они пропали без вести...

    На днях заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Национального музея Республики Татарстан Михаил Черепанов приехал в Арск и вручил родственникам 15 наших земляков, считавшихся пропавшими без вести, документы о месте гибели. Тогда я также заполнил анкету и вручил Михаилу Черепанову.

    В тот день во время встречи Михаил Черепанов обнял преподавателя педагогического колледжа Ильхама Низаметдинова со словами: «Это мой брат!». Потому что Ильхам Низаметдинов также ведет большую работу по ликвидации белых пятен в истории Великой Отечественной войны, каждый год они со студентами ведут раскопки на местах боев.

    Через пару дней после этой встречи мне позвонил Ильхам Низаметдинов. «Ильяс абый, Ваш родственник нашелся! Завтра ждем Вас в педагогическом колледже!» «Ильхам Бурханович, вы мне тоже как брат! – ответил я. – Спасибо Вам! Я приведу и дочь Замали абый Анису апа!»

    Я сразу набрал домашний номер Анисы апа. Но трубку никто не взял. Поехал к ним домой.

    – Во время телефонного звонка я читала в районной газете статью о пропавших без вести. Загрустила, потому что кого-то находят, а наших отцов, наверное, никто и искать не будет, – встретила она меня. – Не успела ответить на звонок…

    Когда отец ушел на войну, Анисе апа было всего 6 месяцев. «Получив повестку, папа прошелся со мной по улицам деревни. «Наша дочь никогда не пропадет, у нее на одном ухе есть надрез», – сказал он потом домашним. У меня на кончике уха действительно есть надрез. До папы ее никто не заметил».

    – Я все время спрашивала: «А какой он – папа?», – вспоминает Аниса апа. – «Такой же, как герань на подоконнике», – плакала мама.

    Мать Анисы апа Маулиха апа жила с нами по соседству. В годы войны она на лошади возила погибших немцев на кладбище.

    Замали абый погиб в Кировском районе Ленинградской области. Даст бог, думаю съездить туда в год 75-летия Великой Победы.

    Ильяс Фаттахов

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: