Арча Хәбәрләре (Арский Вестник)
      Онлайн
Реклама
Афиша
Афиша
Опрос
Поздравления
    Афиша
    Афиша
    ВИДЕО 6+

    Обсуждения
      Курсы валют
      Курс Валют Информер
      Российский рубль Российский рубль валюта России
      (EUR)//-//
      (USD)//-//
      Рейтинг новостей

      Наласинский «Сталин»

      Мы не были лично знакомы с Шамсутдином Хуснутдиновичем Хуснутдиновым. Потому что в 1948 году, еще до появления нашего поколения на свет, он тяжело заболел и в 39 лет ушел в мир иной. В нашей семье часто упоминались разные случаи, события, связанные с его именем. С мальчишеских лет я постоянно слышал разговоры домочадцев, близких родственников о нем, поэтому у меня сложилось двоякое мнение о Шамсутдине абый. (Он был двоюродным братом папы по линии  отца). И жители деревни придерживались различных мнений о нем. Большинство людей отзывались о нем лишь с отрицательной стороны, но в то же время некоторые ,ссылаясь на сталинский режим, пытались найти оправдание его поступкам… Поэтому, как я уже сказал, я испытывал по отношению к нему противоречивые чувства: с одной стороны, это злость и обида, а, с другой стороны, если вдуматься, кажется, что фронтовик-офицер, проливший кровь на фронтах Второй Мировой войны, достоин и уважения… Кем же он был в действительности? Теперь мы можем судить о Шамсутдине Хуснутдиновиче лишь по воспоминаниям его дочери Мадины, моего уже покойного отца и некоторых односельчан. Известно, что этот мужчина из-за своей жестокости и упрямого характера в большинстве случаев не желал разбираться, вникать в суть дела, все решал скоропалительно, со злостью. Кроме того, он характеризуется «ультракрасным» коммунистом, душой и телом преданным сталинской системе и идеям партии.

      Шамсутдин Хуснутдинов появился на свет в 1909 году в семье плотника и земледельца. Единственный сын в семье после трех старших сестер, он рос в любви и заботе. В памяти сельчан он остался высоким, стройным, крепким, красивым мужчиной. В свое время окончил 7 классов советской школы (для конца 20-х годов прошлого столетия это, конечно же, достойное образование). В подростковом возрасте поступил в комсомол. Потом, во время работы на Арском крахмальном заводе, его, еще совсем молодого, приняли в ряды партии (РКГ(б)). В 1931 году, по достижении возраста, был призван в Красную Армию, служил три года. Кажется, в 1934 году его назначили председателем колхоза «Сталин»,  образованного на территории Наласинского поселения. Женился, появились на свет сын и дочь, как говорится, жили не тужили, как он, видимо, по рекомендации партийной власти, военным комиссариатом снова был призван в армию и отправлен на учебу в военно-политическое училище. Так неожиданно осенью 1939 года судьба забросила Шамсутдина Хуснутдинова в столицу Украины Киев. Как только окончил это двухлетнее военное училище, разыгралась Великая Отечественная война, и новоиспеченный лейтенант-политрук оказался в гуще событий. Где, на каких фронтах он сражался за Родину, мне, к сожалению, точно неизвестно. (Скажу лишь, что они с односельчанином Шакиром Сабировым случайно попали в один полк и вместе воевали с вражескими захватчиками в качестве замполитов роты. После войны Шакир Сабирзянович занимал высокие, ответственные должности, на заслуженный отдых ушел с поста министра лесного хозяйства Татарстана). К слову,  на фронтах перед ротными политруками также стояла сложная, ответственная задача, им приходилось напрямую иметь дело с человеческими судьбами. Кроме агитационно-пропагандистской работы среди воинов, они поднимали бойцов в атаку и вместе с ними воевали в первых рядах, бросались в самое пекло. Политические руководители должны были служить примером для солдат. Отвага, бесстрашие, смелость, организаторские способности – вот их главные черты характера. В ходе боевых действий им часто приходилось заменять вышедших из строя командиров роты или батальона. Наряду с командирами, и личный пример замполитов играл решающую роль. Большинство павших в передних рядах среди комсостава были именно они. Замполиты выходили из строя в течение недели-двух: или погибали, или ранеными попадали в лазарет. Этого не отрицает ни один фронтовик. Я немного наслышан об одном-двух военных событиях, касающихся Шамсутдина Хуснутдинова. Известно, что в начале войны он оказался в сложной ситуации и в течение суток находился в плену. Как знаем, 1942–43 годы – период унизительного отступления советских войск под натиском гитлеровской армии по всем фронтам войны. Отступление – неизвестность. Но есть вещи страшнее отступления, это плен. По слишком жестоким, варварским законам того времени в случае попадания в плен не оставляли в покое не только тебя, но и твою семью, находившуюся в родной стране, и всех родственников. А если в такой ситуации оказался коммунист, к тому же политрук… Упаси бог!..

      По воспоминаниям самого Шамсутдина ага, в неприглядную осень 1941 года в один из неравных кровопролитных боев с фашистами в украинских степях их стрелковый полк оказался в окружении, многие бойцы погибли, живые попали в руки к немцам. Группу примерно из 50–60 человек на ночь поместили в построенную из кирпича-самана конюшню на окраине хутора. Среди пленных были смелые, бесстрашные бойцы, сделав подкоп под глиняной стеной конюшни, они перед рассветом вылезли наружу и незаметно бросились на караульных. Когда они без лишнего шума покончили с ними, все пленные бросились бежать, и им удалось благополучно добраться до советских войск. Тут меня удивляет одно: как смог уцелеть в этой опасной ситуации Хуснутдинов в звании политрука? Мы этого уже никогда не узнаем. Суть в том, что фашисты не щадили попавшихся к ним замполитов–комиссаров, а также евреев, тут же, в первую очередь расправлялись с ними. Вполне вероятно, что он заранее все обдумал. Возможно, почувствовав угрозу попасть в плен, он быстро скинул с себя офицерское обмундирование и, достав солдатскую форму, накинул на себя или же успел быстро сорвать с воротников гимнастерки и шинели петлицы – знаки различия чина, воинской должности. (Наплечные погоны введены в Красной Армии лишь в начале 1943 года). Кроме этого, в декабре 1942 года, видимо, в одном из кровопролитных боев за Сталинград, получил тяжелое ранение, была сильно раздроблена нога. И это жестокое столкновение  стало последним для старшего лейтенанта Шамсутдина Хуснутдинова. В ходе сражения, как уже сказал, он был тяжело ранен, оказался ночью один на промерзлой земле, в снегу, превозмогая боль, ползал в сторону наших, как вдруг встретил командира батальона, также тяжело раненого. Дальше они ползали вдвоем, по мере сил помогали друг другу. Утром следующего дня советские солдаты, перешедшие к контрнаступлению, наткнулись на двух офицеров, лежавших без сознания в крови. Если бы не санитары, доставившие их в тыл, они, наверное, от обморожения и большой потери крови навсегда остались лежать в приволжских степях. После этого, разумеется, долгие месяцы лечения в госпиталях, сложные операции…

      Кроме того, не прошли бесследно и мучения в холодном снегу в течение всей ночи – сильно простудил легкие. Когда не осталось надежды, врачи были вынуждены ампутировать его раненую ногу. Еле вылечившись, Шамсутдин Хуснутдинов только в конце мая 1943 года вернулся в родные края. Можно полагать, что он не подводил на полях сражений, вел себя достойно, по-мужски. По воспоминаниям нашего отца, наш односельчанин был награжден орденом и одной-двумя медалями. Как только вернулся домой, руководство района, не дав ему передышки, снова назначило председателем колхоза «Сталин». Самый разгар войны, колхоз обессиленный, люди голодные… К несчастью, и лето того года выдалось засушливым. Когда бразды правления взял в свои руки бывалый офицер-фронтовик, который только что вернулся с войны, испытавший не себе трудности войны, население деревни, наверное, вздохнуло с облегчением, надеялось на лучшее… Но их надежды ни чуточку не оправдались. Жизнь и так уже измученных, обессиленных, еле сводивших концы с концами колхозников стала еще хуже. Об изменениях к лучшему и речи быть не могло. Точно известно, что Шамсутдин Хуснутдинов стал настоящим бедствием для наласинцев, которым он причинил много горя и страданий.

      Все еще не забыв о том, что был политруком доблестной Красной Армии, он, наверное, поставил перед собой цель и в колхозе ввести жесткую воинскую дисциплину и держать вдов и стариков в ее рамках. Стоит также отметить, что тогда председатели колхозов и сельских советов не входили в положение простого человека, им было чуждо такое понятие, как сочувствие простым людям. Их большая часть, опираясь и ссылаясь на чересчур жесткую политику страны, потеряли свои человеческие качества. Потому что прочной опорой для местного руководства того времени являлось Правительство Москвы под руководством Сталина, благословляющее их на всякие низости. Из-за того, что в их руках находилась такая неограниченная власть, председателям колхозов и сельских советов того времени были присущи такие качества, как применение силы по отношению к другим, притеснения и издевательства над людьми. Есть ли у бедного колхозника чем питаться, одеться и обуться, имеются ли дрова, чтобы топить печь, корм для скота – об этом они даже и не думали. Для них было важно, чтобы выполнялась колхозная работа. Им предпочтительнее было гонять измученных, обессиленных от голода и холода, от нищеты и нужды женщин и стариков, еще не оперившихся подростков на колхозные работы, обливая их нецензурными словами и всякими непристойностями. Здесь невольно возникает вопрос: в чем же и перед кем провинились эти вдовы и подростки, рожденные для счастливой жизни?! Разумеется, и среди начальства, хоть и редко, но встречались люди, которые входили в положение простых людей, старались их поддерживать. Однако, как уже сказал, большинство проявило себя  безжалостными тиранами. Сильно запуганные сталинской властью руководители колхозов тех лет, всеми способами добиваясь исполнения приказов и указов вышестоящих инстанций, партийных решений, неописуемо жестоко обращались с сельчанами, высасывали из них кровь. В невыносимо тяжелых условиях в военные и послевоенные годы женщины села  самоотверженно трудились с утра до ночи, взвалив на свои плечи все колхозные работы и хлопоты, однако их труд оценивался не деньгами, а трудоднями. Тех, кто не мог заработать необходимое количество трудодней, привлекали к большой ответственности. Люди были вынуждены питаться «хлебом», испеченным из перезимовавшей в поле полугнилой мерзлой картошки, супом из крапивы, съедобными травами и цветами, растущими на полях и лугах. Голодные от безысходности клали в карман горсточку зерна или же килограмм-другой картошки, если попадались на этом, то их судили, таких «воров» приговаривали к трем-четырем годам тюрьмы и лагерей. (А ведь это никак не назовешь воровством. Должен же был оплачиваться труд человека, который, не жалея себя, работал день и ночь!). Сельское население подвергалось не только голоду и холоду, но и моральному унижению. Руководители колхозов были заклятыми врагами вдов и детей, которые скашивали траву на оврагах для домашнего скота, собирали засохшие полынь и репейник для топлива в заросших бурьяном залежах и все это таскали на ручных тележках. Если попадались, то все это у них забирали и сжигали, снимали у телег колеса, ломали серпы и косы. В то время не было возможности без чьего-либо указания оставить деревню, уехать куда-нибудь. Для получения паспорта требовалась справка, а их выдавали руководители колхозов. Сколько молодых девушек и женщин были вынуждены опозорить себя по этой причине… В связи с этим подавляющее большинство жителей Наласы вспоминало о Шамсутдине с обидой и проклятиями. И этот вождь Наласы именно так издевался над жителями, высасывал из них кровь. Подростком я из-за своей наивности думал, что такое творилось только у нас, у татар. Однако оказалось, что так было по всей России, такие страшные события наблюдались во всей стране… Я не хочу тут оправдывать Шамсутдина, ссылаясь на сталинский режим. Какие бы не были трудные времена, его нельзя полностью простить. Здесь нужно отметить и то, что за ошибки, за все злобные деяния тех лет их нужно судить по законам  того времени. Кажется, мы, нынешнее поколение, часто ошибаемся, глядя на обстановку тех лет через современную линзу, пытаясь оценивать по современным законам… Если татарин станет начальником, то и башмаки свои вешает на самом видном месте, говорится в народе. Поговорка появилась не на пустом месте. Действительно, некоторые высокомерные люди, если чуть поднимутся по служебной лестнице, то сразу задирают нос. Я думаю, что у нас, татар, излишнее чувство ответственности, и вообще, стремление любыми способами довести дело до конца. Татарских мужчин к этому, наверное, подталкивает и вера в вышестоящее начальство, желание завоевать какой-то авторитет, доказать, что он ничуть не хуже «великого» народа – «старших братьев»…

      Шамсутдина Хуснутдинова, хотя он и доказал на деле свои организаторские способности, показал себя как личность, глубоко знающий сельскохозяйственную отрасль, из-за совершенных подлостей, злых поступков пожилое поколение Наласы не может простить до сих пор. Думаю, никогда и не простят. К слову, по словам моего покойного папы на смертном одре бедный Шамсутдин ага покаялся в своих грехах, сожалел о содеянном, признал свою вину перед сельчанами. Но кому от этого легче, когда уже ничего не изменить? Весной 1946 года Хуснутдинова освободили от занимаемой должности по собственному желанию. Причина такого решения – обострение легочной болезни, повлекшее за собой ухудшение здоровья. Еще одна важная причина – это, наверное, то, что с окончанием войны в деревню стали возвращаться прошедшие сквозь огонь и воду мужчины-фронтовики, что у него не осталось ни душевных, ни физических сил, чтобы выдержать давление со стороны вчерашних бойцов, противостоять огромной ненависти со стороны потерявших терпение вдов. Что касается ненависти, то известно, что он испытал на себе злость и обиду односельчан-фронтовиков. Кажется, осенью того года, как он сложил с себя полномочия председателя колхоза, улучив момент, его жестоко избили в безлюдном месте у озера, в народе называемого «Лачугой Шурале», накинув на голову мешок. Так яростно отомстили ему вчерашние фронтовики… Когда Шамсутдина сняли с должности председателя, он то ли по совету какого-либо кореша, то ли по своему желанию решил податься в торговлю.  По иронии судьбы он устроился продавцом в продуктовый магазин на станции Арск. Как говорится, злой рок преследует всюду и везде. С того дня  жизнь круто повернула в другую сторону, она покатилась вниз. Работа продавцом ни к чему хорошему не привела, и на новом рабочем месте его преследовали ужасные события. Примерно через полгода работы  в магазине провели ревизию, в ходе которой выявили недостачу, иными словами, растрату в крупных размерах. Приходилось и об этом случае слышать различные мнения. Одни говорили, что он стал злоупотреблять алкоголем и потерял точность в ведении отчетности, а его близкие были другого мнения, они по-другому объясняли случившееся. Нет, он не злоупотреблял алкоголем, просто привык в последнее время после работы  запереться в магазине и посидеть с друзьями, выпить рюмку-другую. В одну из таких «веселых» вечеринок Шамсутдина специально напоили и мастерски воспользовались его пьянством – украли всю его выручку, одним словом, подставили, пытались они доказывать его невиновность. Одним словом, как бы там не было, Шамсутдин Хуснутдинов остался у разбитого корыта. Для времени, в котором царили бедность, нужда и жесткие законы, это было страшным событием. Его чуть не заточили в тюрьму, он еле избежал этого. Учитывая то, что у него  безупречное прошлое, что он офицер-фронтовик, к тому же инвалид войны с ампутированной ногой, судебные органы пошли на уступку. Было вынесено решение о взыскании с него недостачи. Это только говорить легко. Ведь, чтобы оплатить такую сумму, нужно, чтобы  имелись деньги. Но где их взять? И так пробовал, и этак, но бывший бесстрашный политрук  не смог решить эту проблему, сколько бы не ковылял от одного товарища к другому, ему никто так и не одолжил деньги. А правительство, органы прокуратуры не любят ждать. Прошло не так много времени, как дом Шамсутдина с постройками, все имущество конфисковали и распродали на торгах. Так его 80-летний отец, они с супругой Бадернисой и их 11-летняя дочь остались ни с чем. Шамсутдин не знал, что делать, куда податься, ничего не мог придумать. Но нашелся великодушный человек. Услышав о том, что произошло с ними, руку помощи ему протянул его фронтовой друг, который жил на станции Киндери Высокогорского района. Он нашел там небольшой дом для них, устроил старого отца, его самого и жену на работу. Однако, как только обустроились на новом месте, и жизнь начала входить в колею, семью снова постигло несчастье. В этот раз оно напрочь свалило Шамсутдина с ног – у него обострилась болезнь легких, которая приковала его к постели. Ранение, мучения на холодном снегу во время последней битвы на фронте, пережитое на полях сражений, сильное избиение в деревне, душевные расстройства в последнее время – все это, видимо, оставило свой след, негативно повлияло на здоровье. Не дало результата и продолжительное лечение в престижной казанской больнице. Поздней осенью 1948 года, после месяцев схватки со смертью у себя дома, на 39-ом году жизни он ушел в мир иной. Наласинцы в такой степени его ненавидели, так были злы на него, что даже никто не пришел проводить его в последний путь. По рассказам домочадцев знаю, что нашлись три или четыре добрых человека, которые сжалились над ним и, можно сказать, тайком, вырыли могилу и предали тело усопшего земле. Наверное, кроме жены Бадернисы и дочери Мадины, не было человека, который бы пролил слезы над ним. Судьба-судьбинушка! Самое большое наказание для человека, наверное, это забвение. Нынешнему поколению не известны ни то, что он в офицерском чине геройски сражался, проливал кровь на фронтах Великой Отечественной войны, ни то, что долгие годы (восемь лет) руководил колхозом.

      Человек по имени Шамсутдин Хуснутдинов то ли жил на этой земле, то ли нет. (А ведь даже имена приезжих руководителей, которые работали всего год или меньше, ничего доброго для населения не сделали, упоминаются в документах сельского музея или хотя бы в сборниках, посвященных селу…).

      От судьбы не уйдешь. Быть может, причиной такого поворота событий на закате его жизни, разорения – несчастья семьи стало проклятие жителей Наласы, пролитые ими горькие слезы. Да, те, кто совершал зло по отношению к обществу, будут наказаны не только в том, но и в этом мире.

      Ахат ГИЛЬМУТДИНОВ,

      Наласа

      Поделиться в соц. сетях

      Оставить комментарий

      *

      Мы в соц сетях
      Реклама
      Реклама
      Реклама
      Реклама
      Арча радиосы On-line
      Гос. услуги
      © ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
      Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
      размещенной на сайте, возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
      Наименование СМИ: Арча хәбәрләре (Арский вестник)
      № свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77–47527 от 30.11.2013 выдано Федеральной службой по надзору в
      сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникации (Роскомнадзор).
      ФИО Главного редактора: Насибуллин Исрафил Рахматуллович
      Адрес редакции: 422000,г. Арск, ул. Банковская, д. 2а
      Телефон редакции: (84366) 3-10-58
      Электронная почта: arskij-vestnik@tatmedia.com
      Учредитель СМИ: АО «ТАТМЕДИА». При поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям "Татмедиа"
      Политика персональных данных АО "ТАТМЕДИА"
      Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"

      Данный веб-сайт использует файлы cookie для того, чтобы сохранить данные на вашем компьютере.
      Если вы продолжаете работать с этим веб-сайтом, мы предполагаем, что вы
      соглашаетесь с использованием файлов cookie.

      Attention Required! | Cloudflare

      One more step

      Please complete the security check to access www.whmcs.com

      Why do I have to complete a CAPTCHA?

      Completing the CAPTCHA proves you are a human and gives you temporary access to the web property.

      What can I do to prevent this in the future?

      If you are on a personal connection, like at home, you can run an anti-virus scan on your device to make sure it is not infected with malware.

      If you are at an office or shared network, you can ask the network administrator to run a scan across the network looking for misconfigured or infected devices.